Владимир Кричевский «Поэтика репродукции»

Чтобы рецензировать Кричевского, надо обладать осведомлённостью, по крайней мере не меньшей, чем он, а я себя к таковым не причисляю, да и вообще, есть ли такие сегодня?..

— Андрей Харшак, книжный график, Заслуженный художник России

Владимир Кричевский «Поэтика репродукции»Вклад Кричевского в дело просвещения нашего юного дизайн-сообщества сложно переоценить. Искусствовед по призванию, а не по обстоятельствам (т.е. пословица про плохого художника, который стал искусствоведом, не про него), он умудряется писать легко и занимательно, облекая в гранит теории, казалось бы, аморфные, трудноформализуемые вещи. В дизайне и смежных с ним областях умение анализировать и видеть то, что не видят другие, явление редкое. Талантливых людей много, а вот тех, кто может объяснить, почему работа (в том числе своя собственная) талантливая, можно пересчитать по пальцам одной руки. Кричевский, несомненно, относится к таким.

Писать рецензию на Кричевского всё равно, что рецензировать Достоевского: неуч не оценит, умный человек покрутит у виска. Но нет-нет, а кто-нибудь спросит: «А что это вы, батенька, до сих пор „Типографику в терминах и образах“ не прочитали». Прочитал. 8 лет назад прочитал. Уже перечитывать планирую, а вот на рецензию всю не решусь.

Вместе с тем, книг Кричевского становится всё больше и время от времени появляется крамольная мысль: «А вдруг кто не знает?». И вот, подписываясь под фразой Харшака, вынесенной в эпиграф, присоединяясь к его страхам, одновременно заимствую у него и оправдание своей наглости: «храброе решение всё-таки взяться за этот комментарий продиктовано причинами сугубо эмоциональными».

Первые несколько страниц «Поэтики репродукции», т.е. примерно четверть книги, я всё никак не мог понять, как вообще на такую тему можно что-то написать: обозначить проблематику, сформулировать вопросы, найти интересные примеры, провести взаимосвязь со смежными областями. Кричевский на полном серьёзе эту тему поднял, мастерски преподнёс, да так, что относиться к репродукции несерьёзно теперь нельзя. Представьте, что вы прочитали книгу «Роль табуреток в кухонном быту» и теперь каждый раз во время трапезы думаете о том, как сложно было питаться без табуретки.

Очень у многих дизайнеров есть комплекс неполноценности: если ты не умеешь рисовать, если занимаешься компиляцией уже созданного, используя в работе банальные коллажи из уже кем-то до тебя придуманного, проиллюстрированного, сфотографированного, значит дизайнер ты посредственный. Вот если руками что-тонарисовать, каллиграфию накаллиграфить, то это да, это работа, это труд!

Брехня, — говорит Кричевский, — процесс выбора и компиляции даже больший акт творчества, чем создание с чистого листа, вопрос лишь в мастерстве. В своих тезисах автор не боится даже забираться на священную территорию дизайнеров шрифта, вторя великому Виньелли: «Есть ли культурный смысл во всё более интенсивном и легковесном обогащении шрифтовой палитры? Так ли нужны ей всё новые „текстовые“ шрифты?». Достается от Кричевского и глянцу, и бильд-редакторам, и техническим дизайнерам, всем тем, кто «неискренен» в своих художественных жестах, кто занимается репродукцией, но при этом стремится причесать, пригладить, прилизать.

Как альтернатива всего нового выступает старое, потрепанное, подержанное, проверенное временем. Копнув посреди грязного пустыря со всяким хламом, Кричевский смещает фокус внимания читателя с вопроса «Что?» к вопросу «Как?». Умение искать материал, находить его, грамотно репродуцировать, не скрывая «ущербность», а пользуясь ей как художественным приемом — талант. Люди, которые этим талантом обладают — большая редкость.

Изложенные в книге тезисы — крайность, приведённые примеры — треш. По другую сторону поля графических приёмов и подходов — мастера технического дизайна, ретуши и иконографики, которые живут в мире гладкой кожи и вкусных бликов. Выбор приема, отвечающего поставленной задаче остаётся на совести и вкусе дизайнера. Очевидно, чтобы этот выбор у дизайнера был, надо как минимум ознакомиться со всеми крайностями дизайнерского бытия.

Резюме

Информативность высокая.
Читабельность хорошая, даже без скидок на сложную тематику.
Иллюстративный материал и комментарии к нему крайне интересны, хотя подборка получилась несколько однобокая: голландский дизайн, русский модерн, работы автора — тот материал, в котором Кричевский прекрасно ориентируется.
Оформление соответствует теме книги.
Удобство использования не без изъянов. Я плевался, плююсь и буду плеваться от вёрстки, в которой абзац текста разрывается разворотами с иллюстрациями.

This entry was posted in Рецензии на книги and tagged . Bookmark the permalink. Both comments and trackbacks are currently closed.
  • Подпишитесь на рассылку,

    чтобы не пропустить мои новые статьи и обучающие мероприятия о брендинге, рецензии на интересные книги, вакансии для дизайнеров. Простая отписка.
    Подпишитесь только на те рубрики, которые вам интересны
  • Рубрики

  • Архивы